Главная -> Новости -> Россия -> Аскар Акаев рассказал об Исламе Каримове: «Дамоклов меч над Узбекистаном»

Аскар Акаев рассказал об Исламе Каримове: «Дамоклов меч над Узбекистаном»

Аскар Акаев рассказал об Исламе Каримове: «Дамоклов меч над Узбекистаном»

Бывший президент Киргизии Аскар Акаев рассказал нам об Исламе Каримове как о человеке и политике и о том, есть ли опасность исламизации Узбекистана после его ухода. А директор Института стран СНГ Константин Затулин предположил, как изменятся отношения России и Узбекистана в случае, если там сменится власть.

фото: Михаил Ковалев

— Насколько опасен для региона уход от власти Каримова в Узбекистане?

— Я к Исламу Абдуганиевичу питаю чувство глубокого уважения, — сказал «МК» Аскар Акаев. — Он провел Узбекистан через очень трудную четверть века и сумел сохранить стабильность в стране. Я уверен, что он поправится и будет работать на благо своей страны. Но в любом случае узбекский народ — трудолюбивый, мудрый, и он сумеет выбрать достойного лидера своего государства.

- Возможен ли вариант, что Каримов не предусмотрел, кто будет его преемником, и в Узбекистане начнется борьба за власть? А ведь мы говорим о самой большой в регионе стране по населению, о самой большой армии, которая может попасть в опасные руки...

- Я думаю, что такое вполне возможно. Мы все совсем недавно видели, как Каримов успешно, на самом высоком уровне провел в Ташкенте саммит ШОС, глава государства-хозяина был бодр, полон энергии и идей, делился большими планами. Его совсем недавно избрали президентом на новый срок.

Поэтому я вполне допускаю, что он не предчувствовал никакой болезни, которая стала неожиданностью и для него самого, и для окружения. Поэтому никто не готовил преемника и не готовился им стать. Но я знаю, что Каримов сформировал мудрую управленческую элиту, которая даже в случае борьбы за власть не допустит дестабилизации.

— Что вы можете рассказать о ваших человеческих отношениях с Каримовым, как президента с президентом?

— Как президент он очень трудный партнер. С ним нелегко вести переговоры, он не любит коалиций, каких-то лишних обязательств. Но Каримов всегда оставался договороспособным. И главное: если удавалось с ним договориться, если он давал какое-то слово, даже не зафиксированное в протокольных документах, — он всегда его держал. Это его выгодно отличает от многих других политиков и глав государств. Своих обещаний и решений он не менял, что вызывает глубочайшее уважение.

— Как вы можете оценить отношения Узбекистана под руководством Каримова с Россией?

— Эти отношения очень непростые. Каримов выше всего ставит суверенитет, поэтому он прохладно относился к любым интеграционным процессам. Он входил в ОДКБ, выходил из этой организации... Он не вошел в Евразийский экономический союз. Но, с другой стороны, он вошел в ШОС. Скорее всего потому, что это дает дополнительные возможности для общения с лидерами других стран и удовлетворяет его любопытство.

Каримов, безусловно, с огромным уважением относится к России, которую совсем недавно посетил с официальным визитом. Россия принимала его очень почтенно и тепло. И, хотя у него непростые отношения с Россией, которая хочет иметь влияние, он говорил, что у него самые замечательные отношения с президентом России. Он говорил, что его отношения с Россией строятся на отношениях с Путиным, а Путину он верит.

Я уверен, что это передастся новому главе Узбекистана в будущем. В будущем — потому что я надеюсь, что Ислам Абдуганиевич выздоровеет и будет работать еще достаточно долго.

— Над всеми государствами этого региона нависает опасность радикальной исламизации. Какова она для Узбекистана без Каримова?

- Эта опасность нависает как дамоклов меч, она меня тревожит. Она есть даже в Казахстане и Киргизии, где всегда проповедовали самый либеральный ислам и женщины не носили чадру. Сейчас в Кыргызстане уже каждая пятая женщина носит.

А в Узбекистане все еще сложнее, там есть Ферганская долина — вотчина фундаментального ислама. Центр его распространения. И не случайно в Афганистане и Пакистане до сих пор бродят бандформирования «исламских сил Узбекистана».

На территории своей страны Каримов нашел возможность предохраниться от такой опасности, как экстремизм. И он смог противостоять попытке США устроить «цветную революцию» в своей стране в 2005 году. Уверен, что даже если он не готовил себе преемника, то все равно, как сильный руководитель, вводил во власть и окружал себя людьми, способными противостоять этой угрозе.

Читайте материал «Смерть Ислама Каримова была клинической»

- Я думаю, что на начальном этапе уход Каримова от власти никоим образом не отразится на отношениях России и Узбекистана, — говорит Константин Затулин. — Нужно учитывать то обстоятельство, что Узбекистан не является нашим партнером номер один в регионе. В этой стране вопрос о том, дружить или не дружить с Россией, не вызывает полемики или столкновений.

Узбеки относятся к нам прагматично. Они зарабатывают в России деньги. Не только как гастарбайтеры, но и в двусторонних отношениях. На большее они никогда и не шли, ни в какие евразийские союзы они не рвутся.

Каримов в интеграционных объединениях участвовал только для того, чтобы изнутри быть информированным о том, «что они затевают», но не ради того, чтобы потерять хотя бы малейшие признаки суверенитета. Поэтому Узбекистан входил в эти организации, потом выходил и входил снова, но вовсе не для того, чтобы придать этим объединениям мускулистый характер.

В ближайшее время, независимо от состояния Каримова, Узбекистан будет по-восточному ласков со всеми, включая Россию. Кто бы ни пришел Каримову на смену, он будет заинтересован в том, чтобы продолжить с нами нормальные отношения.

Происламистские силы сразу к власти прийти не смогут, хотя Ферганская долина беременна радикализмом. Однако Каримов в 2005 году преподал ей достаточно строгий урок. И пришедшие ему на смену в первое время, несмотря на борьбу между собой, в любом случае объединятся в борьбе против этой угрозы. Руководство Узбекистана при Каримове было воспитано в духе светскости. Но в дальнейшем попытки исламизации будут. В том числе под влиянием Запада, который хочет демократизации всех стран. А в этом регионе демократизация, к сожалению, означает именно исламизацию.

Читайте материал «Ислам Каримов, наследник Тамерлана: тайны президента Узбекистана»