Главная -> Новости -> Россия -> Что московские узбеки думают о президенте Каримове

Что московские узбеки думают о президенте Каримове

Что московские узбеки думают о президенте Каримове

Узбекская община одна из самых многочисленных среднеазиатских общин в столице. Даже за кризисный прошлый год узбекские гастарбайтеры в России перечислили на родину более 3 млрд долларов (а раньше, бывало, и по 5,5 перечисляли). На фоне слухов о смерти узбекского президента корреспондент «МК» расспросил проживающих в Москве узбеков, что они думают об Исламе Каримове.

фото: Александр Астафьев

— Президент он очень авторитетный, — говорит Галия, 39 лет, управляющий менеджер. — В начале 2000-х у нас были беспорядки со стороны экстремистов. Тогда Каримов выступил по телевидению и сказал, что нельзя давать им волю, что мы увеличим число спецподразделений и демократию немного будем «прикрывать». Что ментальность нашего народа такова, что воли нам давать нельзя, никакой демократии мы не понимаем, только кнут. Я помню, когда это слышала, я обиделась. Как же так?! А потом, когда повзрослела, стала понимать, что это правда. Что его жесткая рука, в том, что касается сохранения государства, это правильно. Что касается экономики. У нас есть такая особенность, что мы можем десятилетиями экономить на всем, но делать очень большие праздники. Свадьбы очень шумно отмечаются, приглашается по 300, по 400 человек гостей. Главное пустить пыль в глаза. И в свое время президент сказал, чтобы не больше 50 человек на свадьбе, не больше одного барана, для того чтобы люди могли нормально жить, а не тратить свою жизнь на подготовку к праздникам, во всем себе отказывая.

— Я раньше думал, что у нас все не так, все плохо, — говорит Алик, повар, 60 лет. — Но много поездил по разным странам бывшего Союза и начал понимать, как многого добился наш президент. Каких сил ему стоило поднять нашу страну из руин после развала Союза. Ташкент теперь не узнают те, кто был там пять лет назад. В отношении народа совсем не был жесткий. Скорее к чиновникам.

— Этот человек очень значимая личность в истории Узбекистана, — говорит Камиль, 49 лет, юрист. — Кто-то видел в нем замашки диктатора, но я так не считаю, потому что, чтобы построить демократическое государство, нужны годы. И переход должен быть плавным, не революционным, а эволюционным путем. Но в начале, после распада Союза, естественно, нужна была жесткая рука.