Главная -> Новости -> Зарубежные страны -> Все новости -> Что удалось сделать российским ВКС за год операции в Сирии

Что удалось сделать российским ВКС за год операции в Сирии

Что удалось сделать российским ВКС  за год операции в Сирии

С начала российской военной операции в Сирии прошел ровно год. За этот период Москва помогла сирийской правительственной армии взять инициативу на себя в некоторых частях арабской республики, помогла ей прорваться в Пальмиру, уничтожила множество террористических баз и, к сожалению, потеряла 20 своих военных. Впрочем, о победе над запрещенным в России «Исламским государством» пока говорить не приходится, равно как и о полном согласии с международными и региональными игроками.

ВКС РФ в Сирии за время операции в арабской республике совершили более 10 тысяч боевых вылетов. Фото: mil.ru

Удар по расширению

Среди успехов, которые были достигнуты при участии России, — вход в древнюю часть разграбленной и полуразрушенной Пальмиры, отступление ИГ от пригородов Дамаска, очищение северо-западных районов арабской республики. Тяжелым и пока еще не распутанным узлом остается Алеппо — стратегически важный город, где сконцентрировались совершенно разные силы, участвующие в конфликте. Сейчас населенный пункт в очередной раз переживает наступление войск сирийского президента Башара Асада. За последнюю неделю в Алеппо шли самые масштабные бомбардировки за всю историю пятилетнего конфликта, уверяют в ООН. Из-за этого США даже выразили готовность прервать двусторонний контакт с Россией по Сирии.

Главным успехом «на земле» стало то, что российской авиации совместно с войсками официального Дамаска удалось предотвратить территориальное разрастание халифата, объявленного исламистами в 2014 году.

«ИГ потеряло немного, — отметил в разговоре с «» старший преподаватель департамента политической науки ВШЭ Леонид Исаев. — Нам вряд ли удалось отвоевать у них большие территории. Оно потеряло контроль над сирийско-турецкой границей: оттуда его сумели вытеснить. Оно отошло от пригородов Дамаска. Оно потеряло позиции в районе Пальмиры, и то в ней сейчас напряженная ситуация. Говорить, что Пальмира полностью освобождена, нельзя. В принципе мы могли отвоевать у ИГ процентов 10. Но самое главное, что закончилась ситуация с феноменальным расширением территорий, потому что ИГ разрасталось колоссальными темпами. Не думаю, что успех за этот год следует оценивать по тому, что мы сумели забрать обратно у ИГ. Успех в том, что мы по крайней мере положили конец его экспансии».

Разлад и вина союзников

Другим полем для битвы стала дипломатическая сфера, где конфликты России и ее партнеров, имеющих интересы в Сирии, происходят регулярно — настолько, что обмен гроими обвинениями приобрел скорее символическое значение. За год Россия и США успели пройти в Сирии путь от ярых антагонистов до готовых действовать совместно игроков, а потом снова вернуться на исходные позиции. Очередным витком напряженности, который привел к паузе в совместной работе двух стран, стали случайные удары по сирийской правительственной армии в районе города Дейр аз-Зор, ответственность за которые взяла на себя американская коалиция, а также расстрел гуманитарного конвоя ООН, в котором обвинили Москву и официальный Дамаск.

«Такой дипломатический скандал был свойственен и предыдущим эпизодам, — поясняет «» Леонид Исаев, — когда прервалась февральская «Женева» (то есть переговоры о политическом будущем Сирии. — «»), когда начались бои под Алеппо. От дипломатов тоже звучало множество нелицеприятных слов в адрес друг друга. А если вспомнить, что было за прошедшие несколько лет… Ничего тут сверхъестественного нет, нет того, что мы бы не видели до сентябрьских инцидентов 2016 года. Серия дипломатических скандалов и обвинений уже смотрится ритуально. Россия говорит, что необходимо продолжать переговоры. Джон Керри после заседания Совбеза ООН и Международной группы поддержки Сирии (МГПС) тоже заявил, что США не видят другого решения политического кризиса, кроме политического. Видно, что стороны будут пытаться реанимировать мирный диалог».

По мнению аналитика, вопросы стоит задавать союзникам России и США, которые не заинтересованы выполнять российско-американские договоренности. «С этой точки зрения наши российско-американские договоренности могут быть эффективными лишь в том случае, если мы научимся их отстаивать, причем единым фронтом, — уверен Леонид Исаев. — Мы и американцы должны дать понять своим союзникам в регионе, что те соглашения, которые мы достигаем в нашем двустороннем формате, должны иметь приоритет над нашими интересами в регионе и над их интересами. Вот тогда они будут работать. Наши мирные инициативы за последний год не смогли реализоваться на практике во многом из-за провокаций, которые возникли благодаря действиям наших региональных союзников.

Они понимают, что малейшая провокация с их стороны — и между Россией и США тут же начинается разлад. Отношения между Москвой и Вашингтоном плохие — это все прекрасно понимают. Породить противоречия между двумя странами достаточно легко, поэтому этим и пользуются. Пока мы не научимся отстаивать наши договоренности вместе с США, соглашения работать не будут. Будут возникать расстрелянные гуонвои, наступление на позиции друг друга, нарушения чрезвычайного положения, бойкотирование переговоров о мирном урегулировании».

Недовольство сирийских соседей

Изначально военная кампания России, нацеленная на ИГ и аффилированный с «Аль-Каидой» «Фронт ан-Нусра» (группировки запрещены в РФ), была связана с целым комплексом рисков. К примеру, к ним относилась возможность реального столкновения с силами государств, пытающихся так или иначе влиять на ход войны в Сирии. Так случилось в ноябре 2015 года, когда российский самолет Су-24 был сбит турецкими военными, посчитавшими, что пилот нарушил воздушное пространство Турции. Несмотря на то что Москва и Анкара примирились по поводу этого инцидента, опасность до сих пор остается, учитывая, что Турция глубже втянулась в сирийский конфликт, введя свои войска на север Сирии.

«Сирийский» вопрос также мешает наладить контакты с Саудовской Аравией, которая выступает резко против асадовского режима. Когда началась операция российских ВКС, ряд саудовских радикальных улемов даже призвал вести джихад против россиян. Разумеется, официальная позиция Эр-Рияда выглядит гораздо более сдержанной и сбалансированной.

Не исключено, что Саудовская Аравия также примет ограниченное участие в сирийском конфликте: недавно министр иностранных дел королевства заявил, что на случай провала мирных переговоров по Сирии, в которых саудиты поддерживают одну из оппозиционных фракций, у него есть «план Б».

Аналитики нередко говорили, что российская военная операция имеет и религиозный разрез, учитывая, что высшие эшелоны сирийской власти представлены шиитским меньшинством — алавитами, к которым относится и сам президентский клан Асадов. Поэтому часто говорят о «шиитской коалиции», к которой относятся не только официальный Дамаск и Москва, но и Тегеран, поддерживающий Башара Асада, в том числе отрядами Корпуса стражей исламской революции. Напомним, что ряды ИГ чаще всего, наоборот, пополняют сунниты.

¦ ¦ ¦

Российская операция в Сирии еще не закончена. И, учитывая ситуацию в Алеппо, возможно, стоит предполагать, что кульминационный момент еще только предстоит увидеть.

«Самый главный итог заключается в том, что нам удалось скоординировать усилия с США, другой вопрос — насколько хорошо они скоординированы, — поясняет Леонид Исаев. — Но то, что создана МГПС, — это факт совместных действий. Главный результат работы МГПС — удалось прервать тренд на усугубление положения. Сейчас ситуация в Сирии находится на стабильно тяжелом уровне. При всем при этом нам удалось предотвратить расширение «Исламского государства». Больше не идет речь об экспансии ИГ, о наступлении на новые территории. Сейчас скорее речь идет о том, что группировка пытается удержать территории, которые она до этого успела захватить.

Удалось доставить достаточно большие проблемы «Ан-Нусре». То, что она начала переименовываться, пытаться замаскироваться под другие «умеренные» террористические группировки, то, что «Ан-Нусра» отказалась от связи с «Аль-Каидой», доказывает, что она делает это не от хорошей жизни. Нам удалось запустить «Женеву». То, что мы собрали огромное количество противоборствующих сторон за одним столом, это уже большой успех».