Главная -> Новости -> Зарубежные страны -> Все новости -> Как станут вести войну в будущем

Как станут вести войну в будущем

Как станут вести войну в будущем

Герой советской комедии «Максим Перепелица» после того, как его призвали на службу в армию, хвастается: «Мне предлагали пойти и в авиацию, и в артиллерию… Но все ж не самостоятельные рода войск — пехоту обслуживают!». И это чистая правда, хотя с одной принципиальной оговоркой: для войн прошлых поколений. Что же ждет нас в будущем?

фото: ru.wikipedia.org

Главной особенностью войн будущего, по общему признанию, является то, что с земли они перемещаются в воздушно-космическую среду. Доктор военных наук, автор ряда книг о войнах шестого поколения Владимир Слипченко всегда утверждал, что война будущего изменит многие привычные представления в области стратегии, оперативного искусства и тактики.

Чтобы отвечать новым, современным военным вызовам в России на базе Космических войск, авиации и ПВО под единым командованием были созданы Воздушно-космические силы. На днях они отметили свою первую годовщину. Обозреватель «» взялся проанализировать первый год их существования, а заодно объяснить, как будут воевать страны в ближайшие десятилетия.

Создание ВКС было решением вполне обоснованным и давно назревшим, обусловленным современными военными вызовами. Ранее военное противоборство было двухмерным и происходило исключительно на поверхности земного шара (ширина, глубина наступления или обороны). «Вертикаль» — главным образом, воздушная — в таких войнах была вспомогательной, использовалась только для поддержки наземных войск.

Сегодня все иначе. В современных войнах главные боевые действия, решающие исход операции, сосредоточены именно по вертикали — в воздушно-космическом пространстве, а любые действия на земле становятся обеспечивающими этот театр военных действий.

Итак, какими они станут, войны XXI века?

Не будет уже явно выделенного направления главного удара. Он станет одновременно наноситься со всех направлений театра военных действий.

Наступление, оборона общевойсковых подразделений, частей, соединений и объединений, танковые сражения — все это на наших глазах уходит в прошлое. В случае если обороняющаяся сторона в такой войне попытается применить танки, бронетранспортеры, артиллерию, то высокоточное оружие противника сразу превратит их в полигонные мишени, которые будут уничтожаться на расстоянии, без вступления в соприкосновение с ними и в непосредственный контакт.

Именно поэтому теоретическое обоснование войн шестого поколения уже не предполагает участия в них крупных сухопутных войсковых группировок. Следовательно, такие термины, как «фронт», «тыл», «передний край», просто отомрут, так как боевые действия будут вестись в основном в воздушно-космическом пространстве над территорией всей страны или нескольких стран.

В такой войне уже трудно будет выявить отличие между стратегией и оперативным искусством, так как управление войсками, силами и средствами в конечном итоге сведется в основном к трем командам: «обнаружить», «принять решение», «уничтожить».

Кардинально изменится даже такое понятие, как победа. Во всех войнах прошлых поколений главную нагрузку противоборства брали на себя сухопутные войска. Именно их задачей должен был стать разгром армии противника, разрушение экономического потенциала его государства и свержение политического строя. Для этого войска должны были вступить на территорию противника и оккупировать ее.

Войны будущего оккупации вообще не предполагают. Победа может быть достигнута главным образом разрушением экономического потенциала противника. В такой войне достаточно с помощью стратегических ударных сил, высокоточного оружия нанести тяжелое поражение средствам ответного удара противника, уничтожить важнейшие ключевые военные объекты и разрушить его экономику, систему энергоснабжения, коммуникаций. А кроме того, с помощью приемов информационной войны деморализовать население, после чего политическая система государства противника развалится сама.

Из этого следует, что если государство в своей оборонной политике делает ставку, как в прошлом веке, исключительно на сухопутные войска, то в современной войне его ожидает неминуемое поражение. Ведь уже в самом начале современной войны в результате нанесения внезапных массированных высокоточных ударов с воздуха по органам и средствам управления войсками может быть полностью нарушено их управление, вооруженные силы будут деморализованы и потеряют способность вести эффективную вооруженную борьбу.

Сухопутные войска в современных войнах используются в основном на финальном этапе боевых действий, чаще в формате специальных мобильных формирований.

После воздушно-космической операции США Ирак был уже на грани капитуляции. Фото: flickr@by John Out and About

И такая война — уже реальность, которая с каждым годом приобретает все более явные очертания. Первыми примерами были операции в зоне Персидского залива в начале 1991 года, удар по Ираку в декабре 1998-го, воздушно-космическая операция в Югославии в марте 1999-го, а теперь еще и боевые действия российских ВКС в Сирии. Все эти боевые операции имеют ряд общих черт, которых не было у войн, как принято их называть, четвертого поколения. В первую очередь, это использование воздушно-космического пространства и второстепенная роль сухопутных войск.

***

Так, например, во время войны в зоне Персидского залива США применили свои сухопутные войска только после завершения 38-суточной воздушно-космической наступательной операции. Зато космическая группировка сил коалиции, возглавляемая США, использовалась постоянно — с первого до последнего дня войны.

Она включала до 60 военных космических аппаратов различного целевого назначения (разведки, связи и ретрансляции), группировку аппаратов системы «Навстар-GPS» и большое число коммерческих аппаратов связи и дистанционного зондирования Земли. Причем в период проведения операции орбитальная группировка не наращивалась, ее орбитальный резерв был создан заранее. По коммерческим аппаратам правительством США и стран НАТО были специально приняты решения о первоочередном использовании их ресурса в интересах военных.

А вот значение наземной группировки западной коалиции было в этой войне второстепенным, если не сказать больше. Когда после воздушно-космической операции Ирак был уже на грани капитуляции, в Пентагоне вдруг с ужасом осознали, что их сухопутные части, переброшенные в этот регион, им оказались там не нужны. Но как это объяснить американским налогоплательщикам, которые стабильно оплачивали их содержание?

И тогда, как утверждает ряд экспертов, была обоснована необходимость 4-суточной сухопутной составляющей в этой войне, которую договорились называть «воздушно-наземной операцией» многонациональных сил. При этом оккупировать территорию Ирака не было надобности ни США, ни их союзникам, а потому ее наземная часть, а точнее, просто езда на танках по пустыне, была приостановлена с выходом сухопутных войск на рубеж реки Евфрат. Наземная операция фактически захлебнулась из-за потока военнопленных иракской армии, которых было так много, что кормить и поить их в условиях безводной пустыни у победителя не было никакой возможности, а главное, необходимости.

Похожая ситуация была и во время войны в Югославии. Там после бомбежек НАТО пострадало менее 1% военной техники сухопутных войск, а потери живой силы составили лишь 524 человека, не считая 37 пропавших без вести. И все потому, что сухопутные войска не были главной целью высокоточных ударов авиации США. Объектом уничтожения стало государство Югославия. Уничтожение этой цели в результате проведения воздушно-космической операции и информационной войны было достигнуто — режим Милошевича свергнут, государство уничтожено.

Итоги воздушно-космической операции, которую сегодня проводят российские ВКС в Сирии, подводить еще рано, однако уже сейчас понятно, что эта операция оказала решающее воздействие на разрушение инфраструктуры ИГ. Удары с воздуха, которые наносят российские ВКС, приходятся в основном на объекты, которые представляют финансовый интерес для лидеров боевиков ИГ. Главная задача — уничтожение нефтяной инфраструктуры так называемого ИГ, подрыв которой приведет к уничтожению экономической базы этого террористического образования, претендующего на название «государство».

***

Войны нового типа в новом ракурсе подняли проблему ядерного оружия. Вопрос отказа от него пока не стоит и не встанет еще долго. Однако ядерный паритет, который раньше был основой стратегической стабильности, теперь перестает играть решающую роль. Ядерное оружие постепенно исключается ведущими мировыми лидерами из аргументов, используемых для решения важнейших военно-политических задач, так, в экономически развитых странах на смену стратегическим ядерным силам приходят аналогичные неядерные.

Практически все боевые единицы постепенно трансформируются в носители высокоточных крылатых ракет различной дальности действия.

В результате в последнее время мы наблюдаем тенденцию, когда практически все боевые самолеты наземного базирования, дизельные и большинство атомных подводных лодок, надводные корабли и морская авиация постепенно трансформируются в носители высокоточных крылатых ракет различной дальности действия. Все они входят в разведывательно-информационные боевые системы различного назначения, основой которых является космическая инфраструктура.

Они действуют в том же воздушно-космическом пространстве и способны решить те же самые задачи, что и ядерные, которые в этих странах постепенно переходят в режим дослуживания, становясь предметом торгов и политических сделок.

Одновременно распространение ядерного оружия вызывает все большую тревогу, так как возникает опасность, что оно может попасть в руки террористов или появиться на вооружении стран, находящихся в тяжелом экономическом положении — таких, например, как Северная Корея, — и будет использовано как предмет шантажа.

Таким образом, считают военные теоретики, войны четвертого поколения (обычные безъядерные), как бы перешагнув через пятое поколение (ядерные), трансформировались в войны шестого поколения (обычные безъядерные и без решающих их исход наземных операций сухопутных войск). Это доказывают и те концептуальные программы, которые принимались в последние годы в США, — такие, к примеру, как «Единая перспектива-2010» и «Всеохватывающее господство».

Еще в 2005 году американские военные стратеги представили президенту и конгрессу заключение о роли военного космоса в стратегии национальной безопасности, где говорилось: «…Превосходство и доминирующее положение в космосе становится теперь важнейшим, по существу «критическим» элементом и условием достижения успеха на поле боя в будущих войнах — подобно тому, как превосходство на суше, господство на море и в воздушном пространстве являлись ранее и остаются важнейшими элементами и условиями современной военной стратегии (доктрины)».

Это стало поворотным этапом перехода США от пассивного военного использования открытого космоса на курс фактического развертывания в космическом пространстве наступательных и оборонительных систем оружия.

***

Завоевание военного превосходства в космосе США необходимо для того, чтобы вооруженные силы этой страны могли практически беспрепятственно проводить не только противокосмические, но и иные операции — по применению силы в космосе и из космоса, по обеспечению боевых действий во всех средах: на земле, в воздухе и море. При этом «мозг» Пентагона — это стратегическое командование США, объединенное с космическим командованием и преобразованное в главную военно-управленческую структуру американских вооруженных сил, наделенное правами планирования и управления военными космическими операциями в интересах поддержки операций как ядерных сил, так и сил общего назначения.

Основные задачи военно-космической стратегии США вкратце сводятся к следующему:

• непрерывный контроль космического пространства и глобальной обстановки космическими средствами США;

• активное обеспечение свободного доступа Штатов в космическое пространство для ведения там военной и прочей деятельности (в космосе, из космоса и через космос);

• пресечение доступа в открытый космос вероятному противнику, развертыванию им наступательных средств и применению их в космосе или из космоса против США;

• защита и оборона космических средств и систем США от любого воздействия со стороны космических и иных средств противника;

• стратегическая ПРО и другие виды обороны США космическими оборонительными средствами;

• развертывание и боевое применение в космосе и из космоса обычных (неядерных) наступательных и оборонительных космических средств;

• развертывание и использование космических средств и систем военного и государственного управления, обеспечивающих реализацию концепции «сетецентрического управления» военной организацией страны и операциями вооруженных сил в войнах нового облика.

Костяк сил, созданных в США для решения этих задач, — 14-я воздушная армия ВВС. Основы ее боевого применения изложены в специальном документе министерства ВВС AFDD 2-2 «Космические операции», выпущенном в августе 1998 года. В нем завоевание безусловного военного превосходства в космосе провозглашается первоочередной задачей любой военной кампании.

Завоевание военного космического превосходства предлагается достигнуть с помощью проведения специальных противокосмических операций, которые могут быть оборонительными и наступательными.

Фото: min.ru

Наиболее часто употребляемой формой наступательной противокосмической операции, по оценкам американских военных, станет нанесение авиационных, ракетных и артиллерийских ударов по наземным элементам космической инфраструктуры противника. Предусматривается также возможность проведения противокосмических операций по схемам: «земля—космос», «космос—космос» и «космос—земля».

***

Российское политическое руководство и Минобороны России учитывают эти планы США в развитии собственных вооруженных сил. 1 августа 2015 года путем объединения под единым командованием Военно-воздушных сил и Войск воздушно-космической обороны были созданы Воздушно-космические силы РФ, которые уже получили боевое крещение в Сирии. Именно там в условиях реальных боевых действий они сегодня отрабатывают способы и приемы ведения войны нового поколения. Учитывая этот опыт, уже сегодня можно сделать вывод, что главными особенностями вооруженной борьбы будущего становятся следующие факторы:

• проведение воздушно-космической операции — главное средство достижения целей современной войны;

• исключение человека из непосредственной зоны противоборства;

• наличие ядерного оружия не оказывает решающего влияния на достижение политических и стратегических задач современной войны;

• военная операция в современной войне ведется на огромной территории без четко выраженной линии фронта, в условиях скоротечности проводимых операций, а также значительного разброса сил и средств;

• для поражения объектов на огромных расстояниях требуется современное высокоточное оружие различной дальности, созданное в том числе на новых физических принципах, а также средства его доставки — воздушного, морского, а в перспективе и космического базирования. Потому на первый план выходят возможности тех родов и видов войск, которые имеют такие носители: ВВС, ВМФ, ВКО, а также войск радиоэлектронной борьбы;

•обеспечение координации действий войск, оперативное руководство, а также разведка в условиях войны под силу только космическим средствам, которые способны обеспечить наблюдение за объектами противника на всю глубину его оперативного построения.

И главное: чтобы вести такую войну, государство должно иметь высокоразвитые науку и экономику, способные создать и высокоточное оружие, и современные системы связи, и средства управления войсками — весь тот боевой и интеллектуальный потенциал, который требуется для победы в войне нового поколения.