Главная -> Новости Москвы -> Семь тайн сталинских высоток: неизвестные факты из истории символов Москвы

Семь тайн сталинских высоток: неизвестные факты из истории символов Москвы

Семь тайн сталинских высоток: неизвестные факты из истории символов Москвы

70 лет назад в Москве состоялась торжественная церемония закладки нескольких очень необычных для тогдашней советской столицы зданий. Эти громадные сооружения впоследствии стали называть сталинскими высотками. По случаю их юбилея мы публикуем некоторые малоизвестные факты из истории создания самых знаменитых советских небоскребов.

фото: Геннадий Черкасов

Их решили построить восемь, - восемь громадных жилых, гостиничных и административных многоэтажных зданий высотой от 130 до 240 метров. В правительственном постановлении было сказано, что они должны стать «вертикальными архитектурными доминантами города». Официальный старт строительства был дан во время празднования 800-летия Москвы в сентябре 1947 года. Сама строительная эпопея растянулась на долгий период. «Высотка №7» - гостиница «Украина» в Дорогомилово была готова лишь в 1957-м, а «номер восьмой» - 250-метровая громадина Совета Министров СССР, ради которой снесли несколько кварталов старой застройки в Зарядье, и вовсе не была возведена.

Немецкие гастарбайтеры

В качестве рабочей силы на строительстве высотных зданий использовали в том числе и бригады, состоявшие из немецких военнопленных (в том числе из солдат сдавшейся под Сталинградом армии Паулюса). Когда подошел срок их освобождения и отправки в Германию некоторым из этих «строителям поневоле» устроили экскурсии по советской столице и среди прочих достопримечательностей показали уже достроенные высотки.

Министерская рокировка

Многоэтажная махина на Смоленской площади первоначально планировалась в качестве жилого дома для сотрудников Министерства трудовых резервов СССР, однако затем это здание решили оборудовать для размещения в нем Министерства иностранных дел.

Полк «последней надежды»

В проекте начатого постройкой, но затем разобранного высотного здания Совмина в Зарядье предусматривалось сооружение многоэтажного подземного бункера. Верхний его ярус располагался в стилобатной части высотки, которую успели соорудить. По некоторым сведениям, это огромное подземное помещение первоначально предназначалось для размещения танкового полка «последней надежды». Данное спецподразделение должно было в случае возникновения какого-либо форс-мажора - восстания, государственного переворота, военной провокации,.. - обеспечить прикрытие эвакуации кремлевских «вождей» из столицы в безопасное место. Впоследствии в стилобате так и не построенной сталинской высотки был оборудован кинотеатр «Зарядье».

Шпиль в эндшпиле

«Фирменный знак» сталинских высоток - венчающие их шпили. Однако в первоначальных вариантах такое архитектурное украшение было не у всех из семи высотных зданий. Зодчие, проектировавшие многоэтажки на Смоленской площади и у Красных ворот, сперва вовсе не собирались украшать свои творения остроносыми шатрами. Однако «правильной архитектуре» их научил сам товарищ Сталин.

Вот что довелось услышать в свое время корреспонденту «» от участника проектирования высотки у Красных ворот архитектора Александра Федоровича Стрелкова:

«Здание МИДа построили больше похожим на американские небоскребы с плоским верхом. В его кабинеты уже переехали сотрудники этого внешнеполитического ведомства. Но однажды «вождь народов», проезжая в своем лимузине по Арбату мимо громадной многоэтажки, вдруг спросил находившегося в салоне секретаря Поскребышева: «Когда это здание достроят?» «Оно уже достроено, товарищ Сталин!» «Как? А где же шпиль?» Той же ночью Иосиф Виссарионович, в телефонном разговоре с архитекторами, проектировавшими здание МИДа, велел увенчать его надстройкой со шпилем. Задача оказалась не простой: ведь конструкция верхней части этой высотки не была рассчитана на дополнительную нагрузку от такой архитектурной добавки, а кроме того все работы по сооружению надстройки нужно было выполнить, не выселяя из здания работавшее там министерство! Выход был найден: на многоэтажку «надели» сверху декоративную башенку (естественно, со шпилем!), выполненную из металла - стальной каркас, обшитый снаружи металлическими листами, покрашенными «под камень». Чтобы поставить эту «шапку» на здании, пришлось останавливать МИДовские лифты, работавшие в верхних ярусах. Сотрудники поднимались и спускались пешком по лестницам, а в лифтовых шахтах рабочие монтировали конструкции для новой шпилевой части высотки и потом поднимали их доратами.

Сталинское категорическое требование, чтобы все высотки были со шпилями, коснулось и нашей архитектурной бригады. Здание у Красных ворот тогда еще только достраивалось, узнав о «разгоне», устроенном вождем строителям МИДа, главный архитектор нашего проекта, известный зодчий Алексей Николаевич Душкин срочно вызвал к себе на совещание всех своих помощников. Его ночной телефонный звонок разбудил и меня: «Срочно берите такси и приезжайте в мастерскую!» На фотомонтаже, изображающем будущую высотку, - это была специально подготовленная «картинка» для показа в различных руководящих инстанциях, - мы соскоблили прежде спроектированную кубическую верхушку и вместо нее подрисовали завершение со шпилем. Именно в таком виде вариант внешнего оформления здания на следующее утро был отправлен товарищу Берии, который затребовал сведения о всех строящихся высотных зданиях для доклада Сталину. Потом под этот эскиз пришлось в экстренном порядке перерабатывать проект верхней части здания. К нашему счастью, работы по ее возведению еще не начались, так что ничего ломать и перестраивать не пришлось.»

Кому быть над университетом?

Поначалу не собирались строить шпиль и над новым зданием МГУ на Ленинских горах. В планах архитекторов было увенчать эту многоэтажку огромной скульптурой. Узнав о таком замысле, скульптор Вера Мухина предложила украсить университетскую высотку своим знаменитым творением - скульптурой «Рабочий и колхозница». Однако от такого варианта отказались. Вместо мухинской скульптуры на демонстрационных эскизах здания сперва изобразили фигуру человека с задранной к небу головой и широко раскинутыми в стороны руками (видимо, такая поза должна символизировать тягу к знаниям). Однако во время показа этого варианта товарищу Сталину, ему вполне явственно намекнули, что исполинская скульптура может получить портретное сходство с любимым вождем. Иосиф Виссарионович подобные перспективы обсуждать не стал и распорядился соорудить вместо статуи шпиль, чтобы здание университета было таким же «востроносым», как и другие высотки, строящиеся в столице.

Самая высотная зона

В газетных репортажах с ударной стройки здания на Ленинских горах сообщалось, что высотку возводят 3000 комсомольцев-стахановцев. Однако, в действительности здесь работало гораздо больше народа. Причем основная часть строителей «очага мировой культуры» была - в традициях того времени - зеками. Специально «под университет» в конце 1948 года был подготовлен приказ об условно-досрочном освобождении из лагерей нескольких тысяч заключенных, имевших строительные специальности. Этим счастливчикам предстояло «мотать» остаток срока на сооружении высотки МГУ, - жили в бараках, питались баландой, но зато ходили без конвоя.

Но были на Ленгорах и «стопроцентные» зеки. В системе ГУЛАГа здесь существовало «Строительство №560», преобразованное в 1952-м в Управление ИТЛ Особого района (так называемый «Стройлаг»), контингент которого был занят на сооружении университетской высотки. Курировал стройку лично генерал Комаровский, начальник Главного управления лагерей промышленного строительства. Численность заключенных в «Стройлаге» достигала 14000 человек. Практически все они сидели по «бытовым» статьям: везти в Москву «политических» побоялись. Зону со сторожевыми вышками и колючей проволокой построили в нескольких километрах от места самого строительства - рядом с деревней Раменки (это район нынешнего Мичуринского проспекта). Когда возведение высотного здания подходило к концу, лагерное начальство решило «максимально приблизить места проживания и работы заключенных». Новый лагерный пункт был оборудован прямо на верхотуре - на 24 и 25 этажах строящейся башни. Такое изобретение руководителей «Стройлага» позволяло сэкономить и на охране: не надо ни сторожевых вышек, ни колючки, - все равно зекам деваться некуда!

Роскошь лауреату помеха

Интерьеры сталинских высоток оформлялись с поистине дворцовой роскошью. Самым богатым было убранство парадных помещений гостиницы «Ленинградская» у площади трех вокзалов. В смете расходов на ее отделку были заложены очень внушительные суммы, поэтому главный архитектор проекта Л. М. Поляков не стеснялся в художественных изысках. Для отделки интерьеров использовали ценные породы камня и дерева, бронзу, позолоту, по стенам развесили картины известных русских и советских художников... За представленный ими на предварительной стадии эскизный проект чудо-высотки создателей «Ленинградской» наградили Сталинской премией, однако всего несколько лет спустя, после смерти «вождя народов» и прихода к власти Н. С. Хрущева взгляд на то, какой должна быть советская архитектура радикально поменялся. С подачи нового «хозяина страны» началась борьба против «архитектурных излишеств и украшательства». В результате Полякова и его коллег по работе над «Ленинградской» звания лауреатов лишили.