Главная -> Новости -> Зарубежные страны -> Все новости -> Военная база в Тартусе станет для России второй в Сирии

Военная база в Тартусе станет для России второй в Сирии

Военная база в Тартусе станет для России второй в Сирии

Минобороны РФ планирует создать на территории Сирии еще одну, кроме авиабазы Хмеймим, военную базу - в Тартусе для размещения там на постоянной основе сил российского военно-морского флота. Как заявил в понедельник, выступая в Совете Федерации заместитель министра обороны Николай Панков, «соответствующие документы подготовлены, они проходят процедуры межведомственного согласования. Степень готовности достаточно высокая, и мы надеемся, что скоро будем просить у вас ратифицировать эти документы».

фото: mil.ru

Этим планам Минобороны сенаторы сразу же высказали поддержку. Так первый зампред Комитета Совфеда по обороне и безопасности Франц Клинцевич заявил, что палата готова оперативно ратифицировать это соглашение с Сирией. Член верхней палаты Игорь Морозов отметил, что такое решение приведет к увеличению количества кораблей российского флота в этом регионе, что повысит военный потенциал России на Ближнем Востоке и Средиземноморье. А глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий в свою очередь отметил, что база в Тартусе будет включать системы управления противовоздушной и противолодочной обороны, а не только корабли и причалы.

Тартус является вторым по величине портовым городом Сирии после Латакии. Он расположен в 220 километрах к северо-западу от Дамаска. В 1971 году СССР и Сирия заключили соглашение о размещении там пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) нашего ВМФ, который существует там с 1977 года по настоящее время.

Изначально его задачей был ремонт кораблей, снабжение топливом, водой и расходными материалами судов 5-й оперативной Средиземноморской эскадры. В 1991 году, после распада СССР, Средиземноморская эскадра была расформирована, но пункт ее обеспечения в Сирии остался и во время разовых походов в Средиземное море корабли российского флота продолжали заходить в Тартус, чтобы пополнить запасы топлива и продовольствия.

Долгое время тартусский ПМТО состоял из нескольких плавучих причалов ПМ-61М, хранилищ, казарм, различных хозяйственных построек и сменяемой плавмастерской Черноморского флота. Объект обслуживало около 50 моряков-контрактников, которые менялись вахтовым методом каждые три месяца.

ПМТО в Тарусе с самого начала был единственной опорной точкой российского ВМФ в Средиземном море и отказываться от него никто никогда и не собирался. Каждый из главкомов ВМФ, кого бы ни назначали на этот пост, всегда считал своим долгом убеждать различных политиков и чиновников (а были такие, кто активно предлагал отказаться от Тартуса) в необходимости существования ПМТО в Сирии. Аргументы для этого подбирались самые разные, тем более, что те, кто предлагал закрыть ПМТО в Тартусе, руководствовались в основном вопросами экономии, не понимая стратегического значения этого пункта.

К примеру, в 2012 году главком ВМФ вице-адмирал Виктор Чирков, отстаивая Тартус, уверял, что «эта база нам необходима, она функционировала и будет функционировать дальше» для того, чтобы «обеспечивать российские корабли, выполняющие задачи в Средиземном море, а также миссию по борьбе с пиратами в Аденском заливе и Индийском океане».

Но к лету 2013 года тема пиратов отошла на задний план, так как в июне этого года в Средиземном море было сформировано постоянное оперативное соединение ВМФ России, подчиненное командующему Черноморским флотом, после чего потребность в тартусском ПМТО резко возрасла.

Подразделения, охраняющие объект, получили заметное подкрепление и новую военную технику. Основные задачи по обеспечению безопасности пункта были возложены на батальон морской пехоты Черноморского флота, личный состав которого состоял также из военнослужащих контрактной службы.

К сентябрю 2015 года объект обслуживало уже около 1700 специалистов и моряков. В порту полным ходом начались работы по расчистке и углублению фарватера. Для этих целей было задействовано килекторное судно Черноморского флота КИЛ-158, а необходимые замеры проводило гидрографическое судно «Донузлав». Активно велись работы по укреплению плавпричалов, обновилась часть инфраструктуры порта и после завершения этих работ ПМТО мог уже принимать корабли второго ранга и крупнотоннажные суда, что в целом существенно улучшило логистические возможности порта,

Невозможно переоценить значение этого порта год назад, когда требовалось в большом количестве доставлять грузы, боеприпасы и вооружение для обеспечения российской авиационной группировки, участвующей в войне против боевиков в Сирии. Сюда же на прошлой неделе была доставлена, наделавшая столько шуму в западных СМИ, батарея зенитной ракетной системы С-300 для защиты с воздуха военно-морской базы в Тартусе, а так же кораблей оперативного соединения ВМФ России находящихся в прибрежной зоне. Сейчас в составе этой группировки в Средиземном море несут службу до десяти кораблей и судов обеспечения. На прошлой неделе в порядке ротации к ним присоединились еще малые ракетные корабли «Зеленый Дол», «Серпухов» и «Мираж».

А потому создание на постоянной основе российской базы ВМФ в сирийском Тартусе обусловлено как политическими, так и экономическими интересами России.

Для начала об экономике.

Российская группировка ВМФ находится в Средиземноморье уже второй год. ПМТО в Тартусе был способен одновременно одному-двум ее кораблям выполнять минимальный ремонт пополнять запасы воды и продовольствия. Для более серьезных задач по окончании боевой вахты, кораблям приходилось возвращаться в Севастополь и другие порты приписки. Теперь им не придется тратить материальные ресурсы для столь длительных переходов, так как со временем база в Тартусе сможет полностью обеспечить цикл их обслуживания непосредственно в Средиземноморье.

Теперь, что касается политики.

Многие эксперты уже отметили, что заявление Николая Панкова о развертывании полноценной базы в Тартусе прозвучало вскоре после его же слов в Госдуме о том, что Москва изучает вопрос возвращения военных баз на территориях Кубы и Вьетнама, где российские войска присутствовали со времён СССР до 2002 года. А эти слова в свою очередь, как предположили многие эксперты, стали следствием «утечки», опубликованной в американском издании The Washington Post о том, что в военных кругах Вашингтона «растёт поддержка кинетических действий против сирийского режима», которая подразумевает нанесение ударов по взлётно-посадочным полосам сирийских ВВС крылатыми ракетами и другим оружием дальнего радиуса действия.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Москва дает понять Вашингтону, что отныне более не намерена, как это делала раньше, идя навстречу США, в порядке доброй воли, отказываться от своих военных баз в дальнем зарубежье. Это не привело к ожидаемой ответной реакции со стороны США. Напротив, Вашингтон в одностороннем порядке вышел из Договора по ПРО от 1972 года и продолжает окружать Россию со всех сторон военными базами НАТО. Сирийский кризис окончательно сорвал все маски с американского «партнера», а потому Россия своими заявлениями о возвращении своих военных баз дает понять, что возвращается к тем временам, когда наша страна защищала свои интересы при помощи этих баз на дальних подступах.

Кроме того, есть, на мой взгляд и другой, возможно даже более важный аспект, касающийся развертывания полноценной морской базы в Тартусе. Думаю, здесь следует учитывать его географическое положение, которое в настоящее время является исключительно важным для российского флота.

Напомню: проливы Босфор и Дарданеллы являются звеньями цепи, соединяющей закрытое Черное море с открытым Средиземным. Да, международная конвенция предполагает, что проход торговых и военных судов через черноморские проливы должен быть бесплатным и свободным. Но Турция, с которой у нас складываются не простые отношения, и которая является основным регулятором движения через пролив Босфор, да к тому же еще и страной НАТО, старается использовать эту ситуацию в своих интересах. А потому Россия не просто имеет права допустить, чтобы создалась такая ситуация, когда ее флот мог бы оказаться запертым в Черном море. База в сирийском Тартусе снимает эту проблему, одновременно создавая проблему для флота США.