Главная -> Новости -> Россия -> «Зов чекистской крови»: назначение силовиков губернаторами оценили политологи

«Зов чекистской крови»: назначение силовиков губернаторами оценили политологи

«Зов чекистской крови»: назначение силовиков губернаторами оценили политологи

Несмотря на то, что до сих пор ни один из силовиков не сумел зарекомендовать себя эффективным управленцем, Владимир Путин продолжает хранить верность принципам своей кадровой политики, обозначившимся еще в начале «нулевых» годов. Очередная волна назначений принесла во власть новую порцию выходцев из силовых структур: сейчас 16 из 85 российских губернаторов имеют опыт работы в органах.

Что это: «зов крови» или расчет на то, что люди в погонах сумеют лучше выполнить поставленные задачи и без потрясений пройти электоральный цикл 2016–2018 гг.? Мы спросили мнения политологов и экспертов.

фото: kremlin.ru

Приход силовиков во власть, в том числе их привлечение к руководству регионами, не является чем-то из ряда вон выходящим. Эта практика началась в начале «нулевых» и с тех пор не прекращалась.

«В результате последних кадровых перестановок их количество несколько увеличилось, но не взрывным образом», — говорит политолог Екатерина Шульман. Из четырех губернаторских вакансий три заняли выходцы из спецслужб. Калининградскую область возглавил начальник местного управления ФСБ Евгений Зиничев (по некоторым данным, он, так же как и ранее назначенный тульским губернатором Алексей Дюмин, служил в охране Владимира Путина), Ярославскую — пришедший в МВД из ФСО замминистра Дмитрий Миронов. А вместо обвиняемого в получении взятки Никиты Белых в Кировскую область отправили главу Росреестра Игоря Васильева, который в 1985–1988 годах служил в управлении КГБ по Ленинграду, а потом — до начала 90-х — в Первом главном управлении КГБ (внешняя разведка).

В эту же логику укладывается назначение главой ФТС полпреда президента в Северо-западном округе Виктора Булавина, который также является выходцем из КГБ–ФСБ. Эксперты указывают, что институт полпредства практически превратился в декоративный орган, не имеющий реального влияния на процессы, происходящие в регионах, поэтому для Булавина переход в ФТС — это безусловное повышение.

И наоборот, для Николая Цуканова (экс-глава Калининградской области) и Сергея Меняйло (экс-губернатор Севастополя) назначение полпредами — это понижение, поскольку из всех прежних функций у них остался разве что контроль за исполнением экономических программ и избирательными кампаниями.

По подсчетам СМИ, после последних кадровых перестановок выходцами из силовых ведомств являются 16 из 85 глав российских регионов. Правда, в это число включили и тех, кто просто когда-то работал в милиции на рядовых должностях.

«А почему служивших в армии не подсчитали?», — иронизирует политолог Евгений Минченко. Впрочем, даже 16 человек, по его мнению, являются «небольшим процентом». «Если в комплексе посмотреть назначения последних трех лет, то мы увидим, что есть разные источники — и силовые структуры, и местное самоуправление, и депутатский корпус. На самом деле используется большой набор кадровых резервуаров. Кроме того, некоторые силовики перед назначением в регионы успели поработать в коммерческих структурах и в органах исполнительной власти», — уточняет Минченко.

Регионовед Александр Кынев в свою очередь подчеркивает, что никакой особой потребности увольнять глав регионов именно сейчас не было (кроме ситуации в Крыму, где требовал разрешения конфликт вокруг референдума о прямых выборах губернатора Севастополя). «Влиятельные группы капитализируют свое влияние в виде конкретных должностей. Можно искать главу региона, а можно искать регион под конкретного человека, что и произошло в данном случае», — объясняет смысл ротации эксперт.

По его мнению, любые силовые структуры построены на иных принципах, нежели представительная демократия. Это выполнение приказов, четкая субординация, а отнюдь не поиск компромиссов и соблюдение интересов различных групп. «В этой связи назначение силовиков в публичную политику — это странное решение», — считает Кынев.

Другие эксперты придерживаются иной точки зрения. «Вопрос в приоритетах власти. Сейчас главное не эффективность, а безопасность. А кто может ее лучше обеспечить, чем выходцы из спецслужб?» — рассуждает Екатерина Шульман.

Главная задача назначенцев — достойным образом пройти большой электоральный цикл 2016–2018 годов. Критерием их успеха, по мнению Шульман, будет отсутствие конфликтов и социальных протестов во вверенных регионах, не слишком высокая и не слишком низкая явка, обеспечение нужного процента голосов на выборах, а вовсе не привлечение инвестиций или создание новых рабочих мест.

«Владимир Путин уравновешивает силовые группы вокруг себя, не отдавая никому предпочтения, — добавляет политолог Михаил Виноградов. — Но в этом есть и потенциальная ловушка: силовики все-таки больше разрушители, чем созидатели. Сумеют ли новые назначенцы превратиться в менеджеров и управленцев? Это интрига и вызов, на мой взгляд, отчасти осознанный. В зависимости от того, как будет складываться ситуация, Путин сможет либо похвалить силовиков и дальше продвигать их по служебной лестнице, либо попенять: вот, мол, называете себя патриотами, а дали вам порулить, и ничего не получилось».

Кстати, уже имеющийся у Кремля опыт продвижения представителей силовых структур во власть вряд ли можно считать успешным. Опрошенные «» эксперты не смогли назвать ни одного эффективного управленца — выходца из ФСБ, ФСО, МВД...

«В «нулевых» губернаторами Воронежской и Смоленской областей стали начальники УФСБ Кулаков и Маслов, — напоминает Кынев. — Оба примера неудачные. Они быстро утратили популярность, а когда ушли, местные элиты вздохнули с облегчением. Генерал Шаманов, возглавивший Ульяновскую область, даже не пошел на второй срок. Александр Лебедь был чудовищным губернатором, породившим кадровый бардак и неразбериху. Из назначенцев последних лет Андрей Шевелев даже не досидел положенный срок, его пришлось менять. Бочаров в Волгоградской области поначалу казался энергичным губернатором, но сейчас никаких позитивных перемен нет и в помине, в регионе ждут, когда его уберут».